среда, 5 сентября 2012 г.

Андрей Балдин о событиях сентября.

Поздравляю всех читателей блога с новым годом вместе с размышлениями Андрея Балдина о сентябре , которые я передаю близко к тексту:
Начинается сезон водных метаморфоз – шаткий, ненадежный, двуликий... Так характеризует 1 сентября Андрей Балдин в полюбившейся мне книге «Московские праздные дни». (У нас хоть и не Москва, но тоже льет и день, и ночь).


Символика сентября сложна ввиду его ощутимой «двухэтажности». Опять в Москве сосуществуют два сезона. Не так: они воюют друг с другом. Москве, наполовину язычнице, нужно победить воду – крестить ее заново. Ту воду, что ввиду зимы начинает понемногу бунтовать. В пересменке христианского календаря, в трещине между августом и сентябрем подняли голову древние финские духи. Пришло осенне половодье, которое в духовном плане опаснее весеннего, оттого что за ним зима, тьма и хладный сон (времени).

Нам, людям нового века, трудно понять это скрытое смятение начала сентября. Еще труднее понять суть этого смятения – хаос, муть времен, разрыв между старым и новым... Наш сентябрь открывается просто: 1 сентября – День знаний.

Скорее узнаваний: после каникул собираются ученики, за лето заметно изменившиеся. И начинаются узнавания. Знаний еще нет, ученики только пришли за ними. Классы пахнут свежей краской. Пахнут цветы... Первое сентября я вспоминаю носом...

Толстой родился в сентябре и в его романе есть несколько показательных сентябрьских сцен.

Именины Наташи, где Пьер Безухов встречает ее впервые. В сентябре происходит знаменитая охота на волка, охота на лес. Глаза схваченного волка – это взгляд плененного, но не сдавшегося леса (Автор особенно отмечает кадр из фильма Сергея Бондарчука). «Раздвоенный» Толстой смотрит так же – извне на волка и изнутри его – на нас.

Еще одна сентябрьская картина : переезд жены Андрея Болконского из Петербурга в Лысые горы. Здесь фарфоровой петербургской статуэтке Лизе судьба разбиться, умереть...

Но главные события романа-календаря – несомненно Бородинская битва и самосожжение Москвы. И мы принимаем его авторскую версию событий – не историю, но легенду о событии сентября 1812 года – Москва принимает эту легенду, потому что она есть результат тотального толстовского сопереживания.

А.Балдин "Московские праздные дни". - Москва: Астрель, 2010 стр. 455-474

Комментариев нет:

Отправить комментарий