понедельник, 7 ноября 2011 г.

"Золотая маска" в Таллинне. День второй.

"Кто же дергает нас за ниточки в этом странном театре жизни? Почему мы идем по пути иллюзий и разочарований, повторяя все тот же сценарий? Что соединяет нас, заставляя лететь в бесконечном кружении страстей, а затем разбрасывает, как осколки, осколки счастья, такого желанного и недостижимого? Судьба? Или наш сокровенный Страх? И как же остаться целым перед мучительной необходимостью сделать Выбор в состоянии вечной амбивалентности?"

"В этом проклятом, окоченевшем мире людей охватывает душевный холод. Любви здесь ждут как долгожданного поезда в степном полустанке, но когда она приходит - неизменно переезжает пополам, даже необязательно ложиться на рельсы, достаточно ее ждать и держать сердце открытым. А дождаться нужно... Ведь любовь - это невыразимо прекрасное путешествие...хоть и против ветра."

Так в программке со слов постановщика Ларисы Александровой было заявлено о сюжете двух балетов театра "Балет Евгения Панфилова" (Пермь).
А теперь, как воплощались замыслы...

"Путешествие против ветра"

Свет, темнота, дым, стук проходящего поезда. Поезд - движение, мечта, надежда, красивая яркая жизнь (помните, у Блока "лишь раз гусар, рукой небрежною облокотясь на бархат алый, скользнул по ней улыбкой нежною...") для этой толпы серых скучных людей. Среди них - подросток (девочка? мальчик?) с огромном рюкзаком, в пальто с чужого плеча пытается помочь, связать, обозначить свое присутствие. Так он (она) собирает лепестки, которые всегда легкомысленно рвут женщины, гадая на суженого. Сметает тщательно, а потом осыпает ими сидящего мужчину, как бы даря ему любовь сразу многих... Вообще "женское" начало балета очевидно. Особенно выразительны две партии из балета. Танец втроем (мужчина и две женщины) с переплетенными нитями (помните, такую игру: нить переплетена между пальцами, следующий снимает умело ее своими пальцами и т.д.), а продолжением жтих нитей становятся руки, ноги, тела. Второй - танго вдвоем, безнадежное, унизительное для женщины, привлекающей внимание партнера, занятого только собой, своим "словесным потоком". И когда страсти накалены, вот тут ребенок снимает свои "хламиды" и оказывается чудной девочкой в розовой пачке. Они, эти серые люди, несут ее бережно на руках навстречу свету...


"Casting-off" (Отторжение)

Фантазия постановщика потрясает! Женщины с мотками пряжи, клубки которой разбегаются по сцене. А сами женщины в белом мягком коконе, словно бабочки (а может Эвридики? Арахны?). Мужчины прячут их тела в этот кокон - и вот это уже мешок с секретом, свои груз, свое бремя. Освободившись от кокона, "бабочки" порхают в стремительном танце свободы. Но новый кокон уже найден (Сфера? Домик улитки? Женское начало? Броня? Мужское убежище? - наверно, всего понемногу). Прячутся, выходят, носят с собой свои домики, из которых мужчины потом стоят одну большую скалу - на ее белом полотне возникают картинки: счастливые пары молодоженов. Звучит Вертинский.
Здесь тоже есть связующее начало. На древнегреческих котурнах движется мужская фигура. Звучит дудочка (Крысолов? Пастух? Актер? Показное величие?) Заплетают клубки нитей женщины, и теперь мужчины мотают пряжу...
Смотрите здесь

Но столь трудное осмысление сложного искусства танца оказалось "цветочком" по сравнению с "ягодкой", которая ждала меня на просмотре классической пьесы Александра Николаевича Островского "Волки и овцы" в исполнении актеров Театра О. Табакова...

Комментариев нет:

Отправить комментарий