среда, 26 января 2011 г.

"Блокадный дневник"

27 января была прорвана блокада Ленинграда. Этому событию посвящена была встреча учащихся Ласнамяэской гимназии с представителями Таллиннского общества жителей блокадного Ленинграда ( (ТОЖБЛ) 10111, Таллин, Русский культурный центр, бул.Мере, 5, ком.207; тел. 644-94-45, 601-30-85 Председатель: Иванова Юлия Ивановна). На встрече была представлена новая книга этого общества, выпущенная в Санкт-Петербурге «Блокадный дневник» и новый фильм о детях блокадного Ленинграда. Я посмотрела несколько документальных фильмов об этом событии, но этот  был особенно пронзительным...



«Сейчас я думаю, что мы смогли выжить только благодаря моей двоюродной сестре Гале... Она делила хлеб и выдавала три раза в день, так что съесть сразу всю дневную норму в 125 граммов никто не мог. К хлебу выдавалась кружка горячей бурды: заваренный сельдерей с чайной ложкой какао без сахара...»

Лия Бутынская (Тивас)

«Сестра и мама лежали, ходячая была только я. Рано утром я с соседкой ходила за хлебом. Надевала свое пальто, потом мамино. Как можно дальше прятала хлебные карточки. Варила студень из столярного клея. За водой ходили на Фонтанку, на саночках привозили чайничек. Нечистоты выливались прямо на улицы, по которым стаями шныряли огромные крысы. Сугробы возвышались до второго этажа. Люди умирали в таком положении, в каком их настигала смерть: сидя, лежа, стоя.»

Грона Егоркина (Гронская)

«Моя спутница блокада и поныне живет во мне. Зимой, когда какая-нибудь птица заглядывает ко мне в окно, не могу ее не накормить, все кажется, что это кто-то из моих, из той голодной зимы... Меня как-то попросили назвать три заветных желания, и, нисколько не задумываясь, я ответила, что хочу, чтобы сейчас раздался звонок, я открыла дверь и чтобы там стояли гуськом, как раньше, по старшинству, брат Коля, сестры Валя, Тоня, младшие братья Толя и Вова. И мама. Я усадила бы их за стол, и все кормила бы, кормила, и только потом стала их целовать...»

Екатерина Ленцман (Иванова)

«Когда наступила суровая зима, бабушка не стала нас выпускать из дома, пришлось жечь мебель, чтобы как-то согреться. Первыми в печку ушли этажерки, стулья, кухонные табуретки, а потом добрались и до библиотеки. Тома А. Чехова, Л. Толстого, А. Аксакова, В. Бианки исчезли в этой прожорливой печке. Слезами провожали «Доктора Айболита», стихи Маршака, русские сказки, с которыми мы росли... 1 апреля 1942 года к нам пришли незнакомые женщины со страшным известием: от взрыва снаряда погибла наша мама... Бабушка уже не вставала, горе и голод сломили ее. Вскоре и она ушла от нас...»

Олимпиада Пескова (Крылова)

В осажденном городе оставалось 2 млн 544 тыс. гражданского населения, в том числе свыше 100 тыс. беженцев из Прибалтики, Карелии и Ленинградской области. Около 400 тыс. детей. За время блокады на Ленинград было сброшено 102520 зажигательных и 4653 фугасных бомбы. В результате обстрелов было убито 16747 и ранено 33782 мирных жителя. Умерло от голода 641000 человек.

(Отрывки из книги «Блокадный дневник». – Таллин – Санкт-Петербург, 2010.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий