пятница, 25 июня 2010 г.

Сегодня - день рождения самого странного, самого таинственного, самого своеобразного архитектора - Антонио Гауди-и-Корнет. Когда молодой человек, объездивший всю Европу, на мой вопрос о самом интересном городе ответил: "Барселона!", я еще не предполагала, что имя этому интересу - ГАУДИ. Его творения наполнены причудливой мечтой, своим особенным ощущением мира.
Он был пятым, младшим, ребёнком в семье котельных дел мастера Франсеска Гауди-и-Серра и его жены Антонии Корнет-и-Бертран. Именно в мастерской отца, по признанию самого архитектора, в нём пробудилось ощущение пространства. Два брата Гауди умерли во младенчестве, третий брат скончался в 1876 году, а вскоре после этого умерла и мать. В 1879 году умерла и его сестра, оставив на попечение Гауди маленькую дочь. Вместе с отцом и племянницей Гауди поселился в Барселоне, где в 1906 году скончался его отец, а спустя шесть лет — и слабая здоровьем племянница. Гауди никогда не был женат. Он с детства страдал ревматизмом, препятствующим играм с другими детьми, но не мешающим длительным одиночным прогулкам, к которым он питал пристрастие всю свою жизнь. Ограниченная из-за болезни подвижность обострила наблюдательность будущего архитектора, открыла ему мир природы, ставший главным источником вдохновения при решении как художественно-оформительских, так конструктивных задач.

В семидесятых годах XIX века Гауди переехал в Барселону, где после пяти лет подготовительных курсов был принят в Провинциальную школу архитектуры, которую окончил в 1878 году.
В 1870—1882 годах Антонио Гауди работал под началом архитекторов Эмилио Сала и Франциско Вильяра чертёжником, безуспешно участвуя в конкурсах; изучал ремесла, выполняя множество мелких работ (ограды, фонари и т.д.), проектировал также мебель для собственного дома.

В Европе в то время наблюдался необычайный расцвет неоготического стиля, и юный Гауди восторженно следовал идеям энтузиастов неоготики — французского архитектора и писателя Виолле-ле-Дюка (крупнейшего в XIX в. реставратора готических соборов, восстанавливавшего Собор Парижской Богоматери) и английского критика и искусствоведа Джона Рёскина. Провозглашённая ими декларация «Декоративность — начало архитектуры» полностью соответствовала собственным мыслям и представлениям Гауди, творческий почерк которого с годами становится совершенно неповторим, архитектура столь же далека от общепринятой, как геометрия Лобачевского — от классической Евклидовой.
В период раннего творчества, отмеченный влияниями архитектуры Барселоны, а также испанского архитектора Марторела, строятся его первые, богато декорированные, относящиеся к раннему модерну, проекты: «стилистические близнецы» — нарядный Дом Висенс (Барселона) и причудливый Эль Капричо (Комильяс, Кантабрия); также компромиссный псевдобарочный Дом Кальвет (Барселона) — единственное здание, признанное и любимое горожанами при его жизни.

Смерть

Гауди погиб, попав под первый пущенный трамвай у подножья горы Тибидабо недалеко от Собора Святого Семейства, работы всей его жизни, где он проводил практически всё своё время. Ему было почти 74 года. Наверное, он мог бы выжить, но извозчики отказывались везти в больницу неопрятного, неизвестного старика без денег и документов, опасаясь неуплаты за поездку. В конце концов Гауди доставили в больницу для нищих, и никто не мог узнать знаменитого архитектора, пока на следующий день его не нашли друзья. Когда его пытались перевезти в лучший госпиталь, он отказался со словами, что "его место здесь, среди бедноты". Гауди скончался на третий день, 10 июня 1926-ого года.

 Интересные факты из биографии Антонио Гауди



Антонио Гауди: Отель «Аттракцион»Детство Гауди прошло у моря. Впечатления о первых архитектурных опытах он пронёс через всю жизнь. Поэтому все его дома напоминают замки из песка.

Из-за ревматизма мальчик не мог играть с детьми и часто оставался в одиночестве. Его внимание надолго приковывали облака, улитка, цветы… Антонио мечтал стать архитектором, но при этом не хотел ничего изобретать. Он хотел строить так, как строит природа, и лучшими из интерьеров считал небо и море, а идеальными скульптурными формами — дерево и облака.

Когда школьный учитель заметил однажды, что птицы могут летать благодаря своим крыльям, подросток Антонио возразил: крылья есть и у домашних кур, но летать они не умеют, зато благодаря крыльям быстрее бегают. И добавил, что крылья нужны и человеку, только он не всегда знает об этом.



«Зверинец» на крыше Дома МилаКогда Антонио был студентом архитектурного семинара Барселонского университета, его руководитель не мог решить, с кем он имеет дело — с гением или сумасшедшим.

Темой учебного проекта Гауди выбрал ворота кладбища, и это были ворота крепости — они разделяли мёртвых и живых, однако свидетельствовали, что вечный покой — всего лишь награда за достойную жизнь.

У Гауди были разные глаза: один — близорукий, другой — дальнозоркий, но он не любил очки и говорил: «Греки очков не носили».

«Это безумие — пытаться изобразить несуществующий объект», — писал он в своём юношеском дневнике.

Он ненавидел замкнутые и геометрически правильные пространства, а стены доводили его прямо-таки до сумасшествия; избегал прямых линий, считая, что прямая линия — это порождение человека, а круг — порождение Бога.



Позже он скажет: «…исчезнут углы, и материя щедро предстанет в своих астральных округлостях: солнце проникнет сюда со всех сторон и возникнет образ рая… так, мой дворец станет светлее света».


Ворота-дракон в павильонах виллы Гуэль (1887)Чтобы не «резать» помещение на части, он придумал собственную безопорную систему перекрытий. Только через 100 лет появилась компьютерная программа, способная выполнить подобные расчёты. Это программа НАСА, рассчитывающая траектории космических полётов.

Образцом совершенства он считал куриное яйцо и в знак уверенности в его феноменальной природной прочности одно время носил сырые яйца, которые брал с собой для завтрака, прямо в кармане.

Друзья отмечали его совершенно фантастическую ловкость, как, например, умение ловить мух на лету левой рукой.

Гауди был художником-мастеровым в высшем смысле этого слова. Он проектировал не только здания, но и удивительную мебель, причудливые решётки оград, ворот и перил. Своё поразительное умение мыслить и чувствовать в трёх измерениях объяснял наследственностью: отец и дед — кузнецы, один дед матери — бондарь, другой моряк — «люди пространства и расположения».

Его отец был медником, и этот факт, несомненно, оказал влияние на пристрастие Гауди к художественному литью. Многие поразительнейшие творения Гауди сделаны из кованого железа, зачастую его собственными руками.



В молодости архитектор был рьяным антиклерикалом, однако затем стал убеждённым католиком. Последние годы зодчий провёл как аскет-отшельник, полностью посвятив все свои силы и энергию на создание бессмертного собора Святого Семейства, который стал высшим воплощением не только его уникального таланта, но и истовой веры.

Гауди был раздавлен между двумя трамваями 7 июня 1926. Говорят, будто движение трамваев в Барселоне впервые началось именно в этот день, но это лишь красивая легенда.

Талант Антонио Гауди был, разумеется, широко известен в Каталонии — зарисовки его складчатых сводов можно обнаружить в путевом альбоме совсем ещё молодого Ле Корбюзье. Однако по-настоящему «открыли» Гауди только в 1952 году, спустя 26 лет после смерти, когда состоялась огромная ретроспективная выставка его работ.

Известный архитектор имеет все шансы стать самым «авангардным» святым в истории католической церкви. Ведь Саграда Фамилия — это неоготика разве что по духу, от церковных канонов в проекте остались лишь общие очертания.

источник

вторник, 22 июня 2010 г.

Поет Connie Talbot!



Читайте о юных английских дарoваниях в блоге "Мир музыки".

пятница, 18 июня 2010 г.

Jaanipäev. Иванов день

24 июня - национальный праздник Эстонии. В старину обычаев, связанных с этим днем, было множество. И сейчас сохраняются некоторые из них. Костер - обязательный атрибут праздника. Обычно его разводили на вершине бугра или холма с одиноко растущим деревом. Сюда собиралась молодежь не только для традиционных прыжков через огонь, но и просто повеселиться, попеть песни, посмеяться, побеседовать. Девушкам предстояло найти свой Иванов цветок, отнести домой, погадать, выпадет ли на их долю скорое счастье замужества? Эта ночь становилась ночью владычества на земле раскованных колдовских сил, когда разнузданные ведьмы могут вольно вершить свои дела, даря одному счастье, другому - горести. В час, когда петух пропоет свою полночную песнь, зацветет папоротник. Его цветение продолжается лишь миг, поэтому его трудно увидеть. Нашедший цветок становится всесильным. Достать цветок очень трудно и потому, что вокруг него царит ад кромешный, тысячи чертей сторожат его, наводя ужас на всякого смельчака. В эту ночь все деревья и звери переговариваются, а умные люди могут понимать их. А еще можно увидеть все потайные пещеры с сокровищами... А еще... Впрочем, почитайте об эстонских обрядах, подумайте, что здесь имеет символический, но весьма понятный смысл? И если поймете - счастье вам в жизни обеспечено!
(по книге "Эстонские обычаи и традиции")

понедельник, 14 июня 2010 г.

"Зернышко" и его обитатели.

Уважаемые пятиклассники! Знаете ли вы, какие блоги существуют для вас в Эстонии? Как интересно участвуют в этом действии ваши ровесники? Познакомьтесь с блогом "Зернышко" 5 А класса Нарвской Пяхклимяэской гимназии. Правда, интересно?

Замечательное чтение

Уважаемые ребята, а также их родители! Загляните на персональный сайт писателя, философа, психолога Николая Козлова, поинтересуйтесь, какие книги для чтения он рекомендует. Здесь можно прочитать необычные сказки Сергея Козлова, лучшие произведения Владислава Крапивина, послушать радиоспектакли, а родители смогут познакомиться с интересными статьями по психологии Клауса Фопеля о развитии детей, пройти сами психологические тесты. Желаем приятного чтения!

понедельник, 7 июня 2010 г.

Что читать о Пушкине.

В юности всех любителей литературы условно делят на «пушкинофилов» и «лермонтовофилов». Мода на «любовь к Лермонтову» в подростковом возрасте сохраняется и сейчас. Недавно от пятидесятилетнего человека, далекого от литературы, услышала: «Лермонтов мне ближе».


Расхожую фразу «К Пушкину приходят в зрелом возрасте» испытала на себе полностью. Думаю даже, что многие проблемы можно было бы избежать, будь этот путь чуть короче.

«Сумрачных», «лунных» людей я бы предложила «лечить» с помощью книги известного литературоведа Валентина Непомнящего «Поэзия и судьба» (более полный аналог называется «Пушкин. Русская картина мира»). Может быть, эта книга поможет по-другому взглянуть на хрестоматийные пушкинские стихи о любви и дружбе, постигнуть тайны сказок о золотом петушке и золотой рыбке, стать свидетелем онегинского (а также печоринского) отчуждения.

Несколько интересных мыслей:

“Солнечность” — свет, тепло, жизнетворность, центральность — вот единственное общепризнанное у нас определение “специфики” явления, носящего имя Пушкин. Его центральная в культуре роль вне сомнения — но никто не задавался вопросом: почему, собственно, — а точнее, зачем — в русской культуре есть такой центр? Данте, Шекспир, Сервантес, Гёте и другие — величайшие гении, родоначальники и основоположники, образцы художественной глубины и пределы совершенства, — но все это действительно в полной мере лишь для более или менее узкого (либо широкого) общественного, “культурного” круга: ни одна из этих сверкающих вершин не занимает в самой жизни нации места, подобного месту Пушкина в нашей; среди гениев великих мировых культур Нового времени он — единственный, кто является не только символом, но и актуальным фактором единства своей культуры и ее самосоответствия, вызывающим самые живые, трепетные и пристрастные чувства, ее сердечным средоточием, точкой отсчета, предметом притяжения и отталкивания, поводом для единения и неистовой порою борьбы, народным героем, персонажем легенд и анекдотов, национальным мифом и в известной мере национальным идеалом, ценностью характера чуть ли не религиозного, — оставаясь при этом живою личностью во всей полноте неповторимости и интимной, если не фамильярной, доступности

(http://infoart.udm.ru/magazine/novyi_mi/n5/nepomn.htm)





В результате гимн Чуме с магической силой захватывает нас — не только эстетически, но и до душевных глубин. Мы открываем и опознаем в себе с о у ч а с т н и к о в кощун- ственного пира, в душе подымается ответное темное вдохновение, какие-то “пузыри земли”, ложь излучает сияние ослепительной и высокой правды, нас сладостно влечет и притягивает то, что Вальсингам назовет “сознаньем беззаконья”,— прелесть горделивой исповеди без покаяния, признание в падении, но в падении вверх, в надзаконную высоту, где позволено, красиво и хорошо все. Из таких темных вдохновений и складывается чудовище т о л п ы, то духовное поле, в котором “отец лжи” может орудовать как у себя дома, придавая подмене ценностей и насмешке над верой (“Он мастерски об аде говорит. Ступай, старик!.. пошел! пошел!” — хохочут пирующие в ответ на слова Священника) облик духовной высоты, характер подвига, ореол святости: святости черной, но оттого еще более влекущей...

(http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1993/6/nepomn.html)

Солнечность – это и есть знание Правды, данное человеку изначально, а трагизм… Не является ли трагический процесс, запечатлеваемый Пушкиным, «историей болезни» человечества, отвернувшегося от «сложности» высших, то есть простых, истин? Если так, то Пушкин – современнейший писатель, и слушать его надо так, как слушаем мы врача, объясняющего природу нашей болезни.

Герои «Сказки о мертвой царевне» вовсе не так одиноки, как могло казаться. Чудо – на их стороне: их одиночество – мнимое, ибо силы неба и моря снизошли в их душе, приняв облик любви и верности. В «Золотом петушке» нет ни неба, ни моря ни в сюжете, ни в душе героя, которая пуста, которой нет. Оттого и «чудеса» - против него; оттого он пассивная марионетка «судьбы», которая кажется такой загадочной, а на самом деле ясна как день… Это притча об исполнении желаний и о том, что ничто из делаемого человеком не падает в пустоту.

(В. Непомнящий. Поэзия и судьба. Над страницами духовной биографии Пушкина. – М. : Советский писатель, 1987. стр. 33, 250, 252)

пятница, 4 июня 2010 г.

Летняя викторина "Мы знаем все!"

Сегодня, 4 июня, последний день учебного года! Как и обещали, начинаем викторину для всех желающих эрудитов, знатоков и просто скучающих отдыхающих. Загляните на специальную страничку "Викторина для всех желающих". Самые активные участники будут названы публично, а кто-то и награжден. Не забудьте назвать себя! Желаю удачи!
Рисунок с сайта "Почитайка".

среда, 2 июня 2010 г.

Памяти Вознесенского...

Андрей Вознесенский ворвался в нашу сложную юность как вихрь. Помню, приставала ко всем подряд: "Ну как? Здорово?" Мой однокурсник, ныне известный московский писатель Юрий Буйда, тогда двадцатилетний мальчишка, улыбаясь произнес: "Фигляр в кожаной куртке". И было в этом пренебрежительном отзыве такая зависть и такое тайное восхищение, что я даже возмутиться не смогла. Мы все, студенты-филологи семидесятых, - его почитатели и его воспитанники. Уже не говорю о "шестидесятниках"!
Светлая память!

Мои любимые стихи:



Слоняюсь под Новосибирском,

где на дорожке к пустырю
прижата камушком записка:
«Прохожий, я тебя люблю!»


Сентиментальность озорницы,
над вами прыснувшей в углу?
Иль просто надо объясниться?
«Прохожий, я тебя люблю!»


Записка, я тебя люблю!
Опушка – я тебя люблю!
Зверюга – я тебя люблю!
Разлука – я тебя люблю!


Детсад – как семь шаров воздушных,
на шейках-ниточках держась.
Куда вас унесёт и сдует?
Не знаю, но страшусь за вас.


Как сердце жмёт, когда над осенью,
хоть никогда не быть мне с ней,
уносит лодкой восьмивёсельной
в затылок ниточку гусей!


Прощающим благодареньем
пройдёт деревня на плаву.
Что мне плакучая деревня?
Деревня, я тебя люблю!


И, как ремень с латунной пряжкой,
на бражном, как античный бог,
на нежном мерине дремавшем
присох осиновый листок.


Коняга, я тебя люблю!
Мне конюх молвит мирозданьем:
«Поэт? Люблю. Пойдём – раздавим…»
Он сам, как осень, во хмелю,


Над пнём склонилась паутина,
в хрустальном зеркале храня
тончайшим срезом волосиным
все годовые кольца пня.


Будь с встречным чудом осторожней…
Я встречным «здравствуй» говорю.
Несёшь мне гибель, почтальонша?
Прохожая, тебя люблю!


Прохожая моя планета!
За сумасшедшие пути,
проколотые, как билеты,
поэты с дырочкой в груди.


И как цена боёв и риска,
чек, ярлычочек на клею,
к Земле приклеена записка:
«Прохожий, я тебя люблю!»


                                1967