вторник, 26 апреля 2011 г.

Для тех, кто любит передачу "Закрытый показ"

«Закрытый показ» Александра Гордона всегда вызывает большой интерес. Так было и в эту пятницу, когда широкая аудитория смогла увидеть знаменитый фильм Йоса Стеллинга «Душка». Когда я следила за незамысловатой историей двух людей, меня не покидала мысль, что я дублирую свои чувства... Но об этом позже. Сначала о фильме.


Интересно послушать самого режиссера:

- Когда появилась идея снять «Душку» (фильм 2007 года)?

- Эта история началась со встречи с журналистом из Санкт-Петербурга. Я там был на международном фестивале искусств «Белые ночи». На одной из пресс-конференций журналист Юрий хотел задать мне вопрос, но, поскольку он не являлся членом союза журналистов, слова ему так и не дали. Я пообещал, что встречусь с ним позже. Встретился. После этого он от меня ни на шаг не отходил. Был на всех моих презентациях, пока я не улетел в Голландию. Тогда я и понял это Душка-чувство. Оно очень странное, сродни любви и ненависти.
Теперь анекдот. Через десять лет, прошлой весной, я снова оказался в Санкт-Петербурге. В фойе гостиницы я встретил его. Он ждал меня. Стоит добавить, что Юрий ни слова не говорил по-английски. Изъяснялся со мной жестами. При этой встрече он постоянно повторял слово «туннель» на невнятном английском. Он пригласил меня к себе в гости на чай. Мы шли к нему пешком. Около полутора часов.
Было холодно, шел снег. В какой-то момент Юрий сошел с дороги домой и направился в противоположную сторону. Еще через час мы подошли к некому подобию железнодорожного туннеля. «Туннель», - сказал он, указав на сооружение. В тот момент я почувствовал, что ненавижу его. В то же время я его полюбил, как человека.
Вот здесь и открывается суть отношений между западом и востоком, которые я пытаюсь показать в «Душке». Мы все же попали к Юрию домой. Когда я увидел красивую вещь на его стене и восхитился ею, он, не думая, подарил мне ее. Однако, приезжая на запад, такие как он, ожидают, что к ним будут относиться так же. А это не происходит.

- Почему в качестве названия фильма выбрано столь редко употребляемое в русском языке слово «душка»?

- Душка по-голландски звучит прекрасно (смеется – авт.). Я боюсь, что ответ на этот вопрос может занять очень много времени. Был еще один источник вдохновения, который находился в Сербии. Человека звали Душко. Если я начну рассказывать эту историю, мы проведем здесь весь вечер (смеется – авт.). В фильме ребенок рождается в автобусе. Все женщины вокруг повторяют: «душка, душка». И когда журналиста Боба спрашивают, как зовут его товарища, ему ничего не приходит в голову, кроме фразы из фильма «душка». Так что это не наш выбор, а выбор Боба.
В Голландии я всем говорю, что Боб играет меня. В фильме он ходит в кинотеатр, потому что влюбился в девушку-кассиршу. Честно говоря, у меня у самого был такой опыт. Но я был намного моложе, чем Боб сейчас.
Источник

Меня всегда удивляет мнение тех, кто в притчевой форме фильма видит карикатуру или натурализм. Как будто этой притчевости вовсе не замечает. Меня же поразил финал фильма: тут тебе и «трамвай желаний», и лестница в последних кадрах знаменитого «Мюнхаузена». А еще вспомнился мальчик из «Белого парохода», превратившегося в рыбу. Боба же подобрал автобус из его фильма, даровав ему, наконец, свободу и счастье. Кто-то сказал, что Боб затеряется на просторах России (Украины), превратившись в Душку. А как же иначе? Как можно быть режиссером, творцом, не претерпев такой метаморфозы? Не случайно критики подметили, что Йос Стеллинг в этом фильме не похож на себя прежнего, достаточно жесткого.

Что-то неуловимое мучило меня похожестью... Потом поняла – это просмотренный накануне спектакль «Люди и мыши» Михаила Горевого по книге Джона Стейнбека «О мышах и людях». При всей чудовищности сравнения героев фильма и книги Стейнбека Харатьян и Балуев играли в каком-то схожем ключе любви-ненависти, невозможности быть отдельно. И отсюда ощущение прелести фильма удвоилось.

Знаменитое трио МММ потрясает всегда. На сей раз один из них (Маковецкий) просто блистателен!
Йос Стеллинг:


"... Душка и Боб для меня — два сообщающихся сосуда. Можно сказать, что каждый из них — мое alter ego. Почему мне понадобился для этого именно русский герой? Когда я смотрю, как Душка Маковецкого всего лишь размешивает сахар в чашке чая, я ощущаю за ним какую-то странную дополнительную силу, что-то исключительное и поражающее меня. Он, конечно, редкий и очень тонкий актер, за которым кроется тайна, и взаимопонимание с ним возникло у меня на каком-то высшем уровне". Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий