среда, 28 января 2015 г.

Рай и ад Вишневого сада.

Отсылаю любителей драматургии Антона Павловича Чехова, чей юбилей мы отмечаем 29 января 2015 года, к замечательной статье Олега Клинга в "Независимой газете".




Приведу лишь последние абзацы:


Знаменитое "Мы насадим новый сад, роскошнее этого..." не имеет отношения к трофимовскому раю на земле. Это речь и о саде духовном (толстовском), а главное - о саде райском, небесном.
Но туда, в царствие небесное, при всей его притягательности чеховские герои стремятся лишь в редкие минуты просветления. Они меняют рай небесный на рай земной. И это в природе человека. Тот же Лопахин создает еще один суррогат заемного рая - красный, маковый, который еще дает доход "сорок тысяч чистого". И Варя не идет в пустынь. После катастрофы, после продажи вишневого сада "все успокоились, повеселели даже..." - говорит Гаев. С ним соглашается Раневская: "Да. Нервы мои лучше, это правда... Я сплю хорошо".
И только Фирс, у которого, по его признанию, "ничего не осталось, ничего", "силушки-то", то есть страстной, замешенной на грехе привязанности к земной жизни, идет в "белой жилетке" на небо. Лучше ли он других, безгрешнее? Вряд ли. Но он, старый и больной, отринул земное. "Лежит неподвижно" - ремарка Чехова. Но за ней идет другая ремарка, последняя в пьесе: "Слышится отдаленный звук, точно с неба..." Но это не смерть, а начало бессмертия, в которое, как уже говорилось выше, Чехов все же верил. Или хотел верить. Так заканчивается еще одна, чеховская "Божественная комедия", где, как у Данте, изображены ад и рай. Для этого совсем не надо спускаться в ад. Ведь рай и ад - это состояние души. С Богом и без Него.

понедельник, 12 января 2015 г.

Гипотеза: В чем причина неуспеваемости детей.

Очень интересно!!!
Очередной выпуск программы "Школа активного родителя" посвящен одному из самых, казалось бы, сложных вопросов современной педагогики - почему современные дети показывают такие низкие результаты в освоении грамотного письма, почему они плохо читают, почему не осваивают обычных школьных программ. Ответы на эти вопросы дает кандидат психологических наук, доцент руководитель лаборатории социальной психологии Санкт-Петербургского Государственного Университета, Людмила Аполлоновна Ясюкова.

Паола Волкова. Мост через бездну.

Представляю первую книгу Паолы Волковой "Мост через бездну". Эту книгу трудно назвать лекциями по мировой культуре. Это не учебник, не диссертация, не научно-популярные статьи об искусстве. Это скорее путешествие сквозь века, по странам, континентам, гипотезам, открытиям. С легкостью машины времени мы перемещаемся вслед за автором из Стоунхенджа в театр "Глобус", Колизей, а затем в параллельные миры зеркал китайских стихов, и снова погружаемся в тайны Венеры Милосской и чернофигурной живописи. И в этом калейдоскопе сюжетов нельзя потеряться, ибо мы помним, что "всё европейское искусство есть комментарий греческой античности."( П.Волкова "Мост через бездну". Книга первая.- Москва : Зебра, 2014. с. 130) "Мы смотримся в Древний Рим, как в зеркало. В его потемневшей, растрескавшейся поверхности мы узнаем себя: лица, привычки, карьеризм, тщеславие, шикарность, игру со смертью и жизнью" (П.Волкова "Мост через бездну". Книга первая.- Москва : Зебра, 2014. с. 188). И с нами постоянно наша идентичность в лице Мандельштама, Маяковского, Малевича, Булгакова, Ахматовой... С искусством мага автор соединяет "ба-гуа" и Троицу Рублева, Олимпийские игры и "Гернику" Пикассо, Шекспира и автора "Слова о полку Игореве". Заинтригованы? Тогда вам предстоит путь длиною в тысячелетия.



Беседы Э.Сагалаева с П.Волковой